Еврейский Обозреватель
ПУТИ И СУДЬБЫ
Архив

БОЛЬШЕВИЗМ-АНТИСЕМИТИЗМ
ЮРИЙ АЙХЕНВАЛЬД
На главную Напечатать

Одно из тягостных недоразумений, великие беды уже породившее, это - уверенность многих, будто русский большевизм послужил во благо евреям. На самом же деле, если не считаться с чечевичной похлебкой внешнего равноправия, которое в стране деспотизма никакой ценности не имеет, то будет ясно, какой огромный ущерб нанесла еврейству мнимая диктатура мнимого пролетариата. Новое Чермное море, Красное море создала щедро пролитая на Украине еврейская невинная кровь; нищета и разорение и еще большее рассеяние постигли многострадальное племя.

Большевики идут походом на весь традиционализм Израиля, они оскверняют всю древность древнего народа, они попирают его святыни, тысячелетний свиток Торы. Плоские безбожники, они и здесь, как и повсюду, ополчаются на глубину, и еврейский Бог терпит от них столько же поношений, сколько и Христос. Бездомные, безродные, презревшие культ предков, физически и нравственно какие-то перекати-поле, по выражению Достоевского - "международные обшмыги", убогие межеумки, без привязанности, без национальности, вне религии, вне истории, люди-схемы, люди-призраки, не умеющие претворять алгебру теории в теплые и жизненные конкретности человеческого быта, равнодушные к душе, к ее заветным потребностям, они, среди многого другого, враждебны и к национализму, и потому они враждебны национальным надеждам еврейства. Отрекшиеся от своего народа, евреи-большевики гонениями на его веру и культуру в отчаяние повергают своих соплеменников. В своей борьбе с "религиозными предрассудками" "просвещенные" мальчики большевизма, умы передовые, но пустые, не останавливаются ни перед каким насилием. И вот они наглой толпою вторгаются в синагоги, насмешкой и богохульством прерывают богослужение, бездарными выкриками "Интернационала" заглушают вековые молитвы.

В одном из западных городов России произошел такой случай. В Судный день, когда прихожане, истомленные постом и молитвою, переживали, рыдая, самый возвышенный и торжественный момент богослужения, когда казалось им, что суд Божий совершается над ними в разверзшихся небесах, - как раз тогда вошел в синагогу большевик и поднялся на амвон с куском хлеба и куском свинины в руках... Онемели от ужаса все эти благочестивые богомольцы с "талесами" на плечах и бросились вон из своего поруганного храма. Тринадцатилетний сын негодяя на следующий день обратился к отцу с упреками, что тот позорит его имя. Отец избил мальчика. Всех этих потрясений не выдержал ребенок и, похитив у недостойного отца револьвер, застрелился. Величественные похороны устроила еврейская община своему маленькому герою.

Большевики-евреи жгут молитвенники, преследуя сионизм и сионистов, разоряют синагоги и превращают их в клубы, не признают субботы, выбирая днем отдыха кое-где даже не воскресенье, а понедельник или среду, закрывают школы, судят мудрым судом своей партии тех рабочих, которые участвовали в пасхальной трапезе.

Чем-либо равноценным заменить эти разбиваемые скрижали, конечно, нельзя. Марксизмом души не заполнишь. И остается зияющая пустота, бездушный нигилизм, невежество и озорство. В корне развращается молодежь, и опустошенной отпускают ее из преддверия жизни в самую жизнь - отпускают без Бога и народа, без религии и морали, но зато с катехизисом Карла Маркса в беспомощной голове. По своему обыкновению, большевики и здесь только разрушают, но не творят. Подменив своей пятиконечной звездою старинный щит Давида, они обманули и обездолили свои доверчивые жертвы.

Но самый главный и непоправимый вред еврейству причинили они тем, что вызвали иллюзию своей тождественности с ним. Точно сама история дала им заказ усилить мировой антисемитизм, и они с роковым успехом исполнили ее поручение. Человечество никогда не забудет и не простит "русского опыта", и не забудет и не простит той роли, какую в этом человекоубийственном эксперименте сыграли евреи. Как убедить, что роль эта второстепенна, что в ней неповинно еврейство в его целом?

Хотя во главе большевизма стоит русский дворянин, далеко не кающийся дворянин, но давно уже молва душою этого течения признает евреев. Люди, не склонные разбираться во всей сложности исторических фактов, ставят знак равенства между ненавистной партией и тем народом отпущения, коим искони являются евреи. История давно уже уделила последним тяжкое призвание ответчиков за все грехи и предъявляет им к оплате все счета; история посадила их на какую-то универсальную скамью подсудимых. При этом обвинения сыплются на них самые противоположные, одно другое уничтожающие; и если бы обвинительный акт этот не был писан еврейской кровью, то своей пестротой и несогласованностью он производил бы комическое впечатление. Еврея одновременно считают реакционером и революционером; он - опора капитализма, но он же - и автор "Капитала". Еврей - фанатик, ревнивый хранитель религиозной традиции; но у еврея-интеллигента нет религий, и он вносит в окружающую среду разрушительный дух безбожия. Сплетение противоречий!.. Быть может, правда заключается в том, что еврей - по своей психической организации одинаково приспособлен для обоих полюсов - добра и зла, что вы найдете его и на высотах идеализма, и в низинах материализма? Страстная и нервная натура еврея образует собою форму, в которую входит любое содержание. Порывистый и пламенный, он органически не может участвовать в жизни безмолвным статистом. Оттого-то и находятся евреи везде в первых рядах, и повсюду они бросаются в глаза; они примечательнее других. Такую черту еврейского характера выдвигали не только юдофилы, но и юдофобы. Давно уже сказано, что определение - это ограничение; и определить еврея значило бы ограничить его, а он определению и ограничению не поддается. Собою выражает он, собою усиливает, собою оттеняет решительно все. Одна из самых ярких красок в картине истории, едва ли не самый чуткий нерв общечеловеческого организма, он так уж создан, что ему - часто себе на горе - нельзя не выдаваться. Играет ли он хорошо, играет ли дурно - так или иначе, но его скрипку услышишь первой. Человечество благодарно помнит такие моменты в игре мирового оркестра, когда эта скрипка осуществляла самую возвышенную музыку - и Песнь песней, и славу Назарета, и душевную красоту Спинозы.

"Там, где понят Бог и понята природа", - т.е. евреи там, где достигнута высшая ступень религии и разума. И понятно, что если ими венчается пирамида идеальных исканий, то и в сферах более элементарных они тоже проявляют чрезвычайную отзывчивость. Чувствительная пластинка духа, еврей очень близко к уму и сердцу берет все происходящее, и потому возникает ложное представление, будто бы он - зачинатель, виновник, зачинщик.

Так это и в текущую минуту истории. Евреи - не только в большевизме, но и среди его врагов; последнее, однако, замечают гораздо меньше, чем первое. И то, что еврейка стреляла в Ленина и была застрелена сама, и то, что еврей убил Урицкого и был убит, и то, что еврей Виленкин, георгиевский кавалер, был за антибольшевизм расстрелян московскими большевиками, и то, что евреи вообще от большевиков массами гибли и гибнут, и то, что большевики вырывают из их рук Пятикнижие и тушат огонь их древних семисвечников, и то, что есть евреи, которые убежденно зовут теперь под знамя контрреволюции и монархизма, - это проходит мимо внимания, а устремлено внимание на кучку имен и псевдонимов, на Троцкого-Бронштейна и Стеклова-Нахамкиса.

Никакие доводы здесь не помогут. Вся история евреев, вся мистика их упорного существования и прохождения сквозь тернии тысячелетий говорит о том, что таинственной судьбы их разумом не поймешь и таинственной вины их в глазах человечества не оправдаешь. Но от этого не слабеет потребность в указании на ту правду, что большевизм - это вина не только перед человечеством и человечностью, не только перед Россией, но и перед еврейством. Для многих, для слишком многих большевизм послужил новым и сильным аргументом в пользу антисемитизма: пусть же, кто может, примет во внимание и то, что нет большего антисемитизма, чем сам большевизм. Это верно и в том смысле, что жестоко возложил он на старые плечи еврейства лишнее безмерное бремя; это верно и в том смысле, что он подвергает гонениям самую душу еврейства, его религию и национальную традицию, его субботу, ту принцессу Субботу, которая преображает еврея, и от пошлых, и суетных, и торгашеских будней возносит его на высоту праздничных просветлений и молитв.

"Община", Биробиджан (Россия),
№ 12 (38), декабрь 2000
В начало

Еврейский Обозреватель - obozrevatel@jewukr.org
© 2001 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org