«Еврейский Обозреватель»
ВЕСТЬ ИЗ ПРОШЛОГО
14/129
Июль 2006
5766 Тамуз

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Я – НЕ «СЫН ЮРИСТА»

На главную страницу Распечатать

На пресс-конференции в тель-авивском отеле «Хилтон» лидер ЛДПР и вице-спикер Госдумы Российской Федерации Владимир Жириновский представил журналистам своего двоюродного брата, единственного родственника по линии отца. Владимир Жириновский также рассказал о том, как нашел на кладбище города Холон могилу своего отца, Вольфа Эдельштейна.

«Я начал его искать 50 лет назад, — начал пресс-конференцию лидер ЛДПР. Наконец, общими усилиями — моими собственными, журналистов и дипломатов российского посольства в Израиле — я получил полную информацию о моем отце», — сказал он.

Далее последовал подробный рассказ об истории семьи: «Мой отец, Вольф Эдельштейн, родился в Российской империи в 1907 году — в городе Костополе Ровенской области. Но в 1920 году место, где он жил, вошло в состав Польши. В 1939-м эта территория отошла к советской Украине. В 1941 году Ровенская область была захвачена фашистами, дедушка с бабушкой, сестра отца и ее дочь были расстреляны. А мой отец со своим младшим братом Ароном успели эвакуироваться в Алматы. И там мой отец познакомился с моей матерью, Александрой Павловной Жириновской, а его брат — с другой беженкой — Бэллой, она была из Ленинграда. Вскоре они поженились. Они прожили там пять лет, включая период войны».

Александра Жириновская называла своего мужа «Волей» или «Володей», немецкое имя Вольф в годы войны она старалась не произносить. Лидер ЛДПР предполагает, что потому и его она назвала Владимиром — в честь отца.

Жириновский рассказал: «После войны, в 1946 году — поскольку у отца и его брата были польские паспорта, их, как и всех других с такими паспортами, по приказу Сталина отправили в Польшу, в Варшаву. Там все было разрушено, все родственники расстреляны. Когда мама привозила меня туда, чтобы показать отцу, мне было три месяца. Она просила его вернуться в Советский Союз. Но в советском посольстве сказали, что она, как гражданка СССР, может вернуться, а ему визу не дадут. От отца пришло несколько писем, а в последнем письме он написал матери: «У вас плохо относятся к тем, кто ведет переписку с заграницей. Чтобы вас не подводить, больше писать не буду». С сентября 1946 года все контакты прекратились, и моя мать ничего не знала об отце».

«Когда я подрос, — продолжил свой рассказ Владимир Жириновский, — она мне рассказала, что он учился во Франции. Теперь у меня есть документ о том, что отец в ноябре 1932 года окончил Гренобльский университет, юридический факультет. Мы знали про юридический факультет, и из этого мама и я сделали вывод, что он был юристом. А оказалось, что он окончил коммерческое отделение этого юридического факультета. Он также получил второе высшее образование — окончил агрономический факультет. То есть он — коммерсант-агроном. А я 60 лет думал, что он — юрист. Юристом был его младший брат Арон, который учился на юридическом факультете Варшавского университета (вместе с Менахемом Бегином)».

По словам Жириновского, он обращался к властям Украины и Польши с просьбой о помощи в розыске отца, а также и в Красный Крест и в университеты Франции. Но никаких сведений не получил.

«Весной этого года, — продолжил вице-спикер Госдумы РФ, — по телеканалу RTVi прошла информация, что около Тель-Авива, на кладбище Холона, находится могила, данные которой совпадают с данными моего отца. Российские дипломаты связались со всеми компетентными органами — МВД Израиля, раввинатом — и получили подтверждение, что речь действительно идет о моем отце. Совпали имя, отчество, фамилия, место и дата рождения».

Отец Жириновского, вместе с братом Ароном и его женой Бэллой репатриировались в Израиль в 1949 году. В 1951-м отец Жириновского женился второй раз — на репатриантке из Польши Лоле Киглевич (она умерла в 1991 году), но детей у них не было. В 1950 году в семье его брата Арона родился сын Ицхак.

По рассказу Владимира Жириновского, по приезде в Израиль его отец «получил комнату в бараке на улице Шлош», а с 1953 года жил в Тель-Авиве в съемной двухкомнатной квартире на улице Дизенгоф. Все годы в Израиле он работал в фирме «Амир», которая занималась закупкой сельхозтехники. Одно время Вольф и Арон Эдельштейны состояли в правой партии «Херут», возглавляемой Менахемом Бегином. После распада партии они в другие партии не вступали, но, по словам Жириновского, «всегда голосовали за правоцентристские партии».

Отец Владимира Жириновского скончался при трагических обстоятельствах: он был сбит автобусом при переходе улицы около своего дома, его доставили в больницу «Ихилов» с переломами бедра и сильными ушибами, уже в больнице случился инсульт, и 20 августа 1983 года Вольф Эдельштейн в возрасте 76 лет умер.

На могиле написано: «Здесь похоронен Зеэв (Вольф) Эдельштейн, сын Ицхака (Изика) из Костополя (Польша), годы жизни 1907–1983».

До последнего времени у Владимира Жириновского была лишь одна фотография отца, с помощью которой он пытался его разыскать. Теперь двоюродный брат Ицхак Эдельштейн передал ему семейный архив: около 120 фотографий — причем на некоторых из них Владимир Жириновский узнал свою мать и себя в младенческом возрасте.

«Я — НЕ СЫН ЮРИСТА»

Владимир Жириновский во время беседы с журналистами неоднократно подчеркивал: он теперь точно знает, что он — не «сын юриста». «Теперь за меня могут голосовать все крестьяне России», — сказал он, еще раз напомнив, кем по специальности был его отец. «Журналисты издевались надо мной: «сын юриста». А я — сын агронома и коммерсанта», — сказал он.

Владимир Жириновский на память об отце увез из Израиля, помимо фотографий, сахарницу и блюдо, которыми он пользовался, а также одеяло, которым в последние годы жизни накрывался отец. «Всю жизнь я искал его. Я верил, что он жив. Я верил, что когда-нибудь он найдет меня, — сказал Владимир Жириновский об отце со слезами на глазах. — Но нет худа без добра. Я старался подражать ему. Тоже получил два высших образования. И сумел достичь определенного положения, даже не имея поддержки отца».

Когда был задан вопрос о том, как повлияло на него обнаружение могилы отца, Владимир Жириновский расплакался и долго не мог взять себя в руки. При этом он припомнил, что младший брат отца умер в 90 лет. «Значит, род был сильный», — добавил он. Владимир Жириновский предположил, что и его отец мог бы жить дольше, если бы рядом с ним был его сын. «Он-то знал, что где-то в России у него есть сын... Он чувствовал, что я есть. И я чувствовал, что он где-то есть... Теперь вот с ним встретился, у могилы, — сказал со слезами в голосе лидер ЛДПР. — И все в меня тыкали пальцем — мол, чей я сын?»

ОТ ЛИРИКИ — К ПРЕТЕНЗИЯМ

Отвечая на вопрос о том, как друзья и коллеги отреагировали на то, что он нашел могилу отца, Жириновский сказал: «Да, наплевать мне на реакции! Какие реакции? Это моя жизнь... Все знали: я никогда не скрывал, что у меня мать — русская, а отец — еврей». «Но по законам Израиля я не являюсь евреем, — подчеркнул он. — И вообще это — идиотизм: национальность. Это сволочи придумали, демократы — чтобы гнобить миллионы людей...».

Владимир Жириновский также припомнил, что дом его деда был «одним из самых богатых домов» в Костополе. По его словам, у двоюродного брата есть книга на иврите об истории Костополя, в которой перечислены владения деда, и эта информация будет использована «для розыска имущества».

Не забыл Жириновский заявить претензии и в адрес МИД Израиля и Посольства Израиля в Москве, которые, по его словам, задерживали выдачу ему израильской визы. По мнению председателя ЛДПР, в этом виноваты «Гайдар и его друг Гор», который когда-то назвал его экстремистом и антисемитом.

ЖИРИНОВСКИЙ О ХАМАСЕ И АХМАДИНЕДЖАДЕ

Российскому политику были заданы вопросы о том, как он относится к нежеланию правительства ХАМАСа признавать Государство Израиль и заявлениям президента Ирана о том, что Израиль следует стереть с карты мира.

«Здесь у нас такая же позиция, как и у российского руководства, — ответил Жириновский. — Никто не имеет права сегодня не признавать Израиль. Это же дикость. Вон, Черногорию признали. Косово признали. А Израиль создан по решению ООН — самому юридически обоснованному решению... Вдруг какая-то команда авантюристов заявляет: «А мы не признаем».

Он также добавил: «Россия никогда не допустит никакого насилия в отношении Израиля... Любые вопросы решать только через референдумы и через стол переговоров».

Про позицию Ахмадинежада он сказал следующее: «Это обычные уловки. Заработать больше. Как Ким Чен Ир из Северной Кореи грозит... Уберите нефть из Ирана — и никто бы вообще не знал бы этого Ахмадинеджада».

При этом российский политик отметил: «Запад сам провоцирует конфликты, создает экстремистские группировки... а потом сам мучается. Вот, Талибан создали для борьбы с Советской армией, она ушла, Талибан — против Америки. Ирак поддерживали против Ирана, потом решили убрать режим в Ираке. В Палестине, чтобы ФАТХ ослабить, создали ХАМАС, а теперь ХАМАС побеждает ФАТХ в условиях демократии... Это все борьба между политическими элитами. Они хотят быть там, где есть нефть, газ, защищать свои интересы».

ДВОЮРОДНЫЙ БРАТ

Своего единственного прямого родственника по отцовской линии Владимир Жириновский именует «средним израильтянином». Ицхаку Эдельштейну 56 лет, он владеет небольшой фирмой «Терра», имеет магазин по продаже предметов домашнего быта. Ицхак говорит на иврите и по-английски, по-русски он знает лишь одно слово: «Спасибо».

«До недавнего времени я ничего не знал о своем кузене, — рассказал Ицхак. — Я считал, что у моего дяди не было детей. Я знал, что когда-то отец и его брат были в Казахстане. Мой папа там познакомился с моей мамой. Я родился уже в Израиле. Теперь я понимаю, что в семье было много тайн. Несколько дней назад позвонил какой-то человек и спросил: «Ты — Ицхак? Ты знаешь человека по имени Вольф Эдельштейн?» «Конечно, — ответил я. — Это мой дядя». Он рассказал мне, что есть какие-то родственники, которые интересуются, в самом ли деле это тот, кого они ищут. Так начался диалог по электронной почте. Я послал фотографии. Он послал единственную фотографию, которая у него была. И я увидел, что это мой дядя.

Я знал только одно: что его зовут Владимир, что ему 60 лет, и что он скоро приедет в Израиль с еще несколькими людьми. Я поехал в аэропорт, чтобы его встретить. У меня была табличка «Vladimir». Мы увидели друг друга, обнялись — и я сказал ему, что я его двоюродный брат. Все это время я знал только имя. Я рассказал ему все, что знал о семье, о Катастрофе...

И уже потом один из людей, которые с ним были, сказал: «Ты хоть знаешь, кто он? Он лидер третьей по влиятельности партии в России. Его зовут Владимир Жириновский». Я знал, кто такой Владимир Жириновский. Он известный человек. Вот так вдруг у меня — через 56 лет — появился кузен. Тем же вечером мы вернулись в мой дом и искали старые фотографии. Мы нашли закрытый конверт, на котором было написано «С.С.С.Р..». И были там фотографии людей, которых я не знал. И он сказал мне: «Это я». Друзья, говорящие по-русски, прочитали, что там было написано: «Дорогому Вольке от Александры. Это твой сын»...

Никакой ошибки не было, это были его фотографии. Он расспрашивал обо всем — где отец жил, что он делал. Мы вместе поужинали в семейном кругу... Я очень рад за него. Он 50 лет искал отца».

Владимир Жириновский заверил присутствующих, что намерен поддерживать отношения с обретенным братом и уже пригласил его с сыновьями в Москву. Он также сказал, что планирует еще приезжать в Израиль «по делам наших избирателей».

NEWSru.co.il
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@  jewukr .org
© 2001-2006 Еврейская Конфедерация Украины - www. jewukr .org
Купите полис КАСКО в Росгосстрах в Ангарске от ведущей компании по ссылке