«Еврейский Обозреватель»
ГЛАВНАЯ
9/148
Май 2007
5767 Ияр

КРОВАВЫЙ НАВЕТ

ДЖОШУА ТРАХТЕНБЕРГ

На главную страницу Распечатать

Предлагаем читателям отрывок из книги Дж.Трахтенберга «Дьявол и евреи». Джошуа Трахтенберг (1904–1959) был американским профессором истории. Эта книга увидела свет впервые в 1943 году, в разгар Второй мировой войны. С тех пор она не раз издавалась на английском и других европейских языках. Ее популярность объясняется просто: автора побудила собрать и критически проанализировать редчайшие книги и рукописи увиденная им взаимосвязь между суевериями и мифическими представлениями о евреях (внушаемыми, прежде всего, церковью во времена средневековья) и идеологией Третьего рейха с его антиеврейским оккультизмом. Иначе говоря, корни современного антисемитизма оказались теми же, что и в средние века.

Для чего евреям так нужна кровь и части человеческого тела, если не для ритуальных нужд? Средневековый христианин не затруднился бы ответить на этот вопрос. Он был слишком хорошо осведомлен относительно широких возможностей их использования и, вполне естественно, предполагал, что евреи знают об этом не меньше его. Действительно, мастерство евреев по части практического применения крови и органов человеческого тела считалось непревзойденным и не шло ни в какое сравнение с познаниями христиан. Убежденность в том, что в различных частях и выделениях человеческого тела заключены таинственные силы, которые можно с успехом поставить на службу медицине и магии, занимала одно из первых мест среди верований древнего мира и в еще большей степени характерна для средневековья. Магия той эпохи изобилует всевозможными рецептами, в которых описано, как применить в оккультных целях человеческий жир, кровь, внутренности, руки, пальцы; средневековая медицина наряду с органами человеческого тела в качестве одного из основных медикаментов часто использовала кровь, предпочтительно свежевыпущенную или менструальную. [...]

Многие средневековые легенды приписывали евреям непосредственное участие в такого рода деятельности, и это вполне объяснимо, если учесть общепризнанные познания евреев в смежных областях магии и медицины. Некоторые предания возникли еще в эпоху становления раннего христианства, а поскольку они постоянно циркулировали в обществе посредством устной передачи, то существовало огромное количество их различных версий. Эти легенды стали своего рода неизменной составляющей средневековых верований. Одна из них повествует о слепом еврее, который прозрел, как только смазал глаза кровью убитых монахов. Широко была известна и история о Константине Великом, пораженном проказой за то, что прежде он преследовал христиан. Чтобы исцелиться, лекарь-еврей посоветовал ему искупаться в крови ребенка. [...] Тот же мотив мы встречаем в рассказе о Ричарде Львиное Сердце. Когда он заболел проказой, еврейский врач сказал ему следующее: «Знай же, что ты сможешь исцелиться, если омоешь свое тело в крови новорожденного младенца... Однако средство сие — внешнего порядка, поэтому надлежит обратиться еще и к вспомогательному снадобью, каковое способно уничтожить внутренний корень болезни. А именно: ты должен присовокупить к названной процедуре сердце младенца. Ваше Величество должны съесть его сырым и еще теплым, тотчас как его извлекут из тела». Недостоверность этого рассказа с очевидностью следует из того факта, что Ричард Львиное Сердце никогда не болел проказой и скончался на поле боя от ран. Не меньшей известностью пользовалась легенда о том, как папа Иннокентий VIII, лежа на смертном одре (он не был прокаженным), призвал к себе врача-еврея, который предложил умирающему ввести в жилы «живую кровь отрока».

Такой была реальная подоплека кровавого навета. Тот факт, что сама мысль об использовании частей человеческого тела и особенно крови для магических, медицинских либо каких-то иных нужд была бы отвратительна евреям, не имел никакого значения. Имело значение другое, а именно то, что средневековый мир принимал чудовищную версию об употреблении крови и органов человеческого тела, списывая предполагаемую вину на счет евреев. Здесь, в области суеверий, мы должны искать мотивы, стоящие за средневековым кровавым наветом, мотивы, имеющие неодолимую силу.

Ришер из Санса сообщает об интересном случае, который произошел в начале XIII века в городке Сен-Дье. Еврей из местной общины, стяжавший среди своих единоверцев славу величайшего мага и предсказателя, подпоил работницу-христианку колдовским зельем и тайком вырезал у нее кусок плоти для каких-то таинственных целей. Когда распространились слухи об этом преступном деянии, девушку вызвал для допроса Филипп, провост герцога Лотарингского, после чего еврея судили и приговорили к смертной казни. Его привязали к хвосту лошади и поволокли на виселицу, но когда он попытался дать объяснение своему поступку, палач не дал ему говорить, поскольку евреи заранее подкупили палача, опасаясь, как бы их соплеменник не раскрыл что-то такое, что могло им повредить. Приговоренного подвесили за ноги, а два дня спустя евреи сняли его с виселицы и похоронили. Такова история, рассказанная Ришером. Ее мораль вполне очевидна: в колдовстве виновен не один только еврей-злоумышленник, но к его преступлению каким-то образом причастны и все его единоверцы, хотя им и удалось ускользнуть от наказания благодаря подкупу. Если бы рассказ на эту тему был единственным, в нем можно было бы усмотреть лишь еще один пример средневекового суеверия, а еврейское происхождение преступника воспринимать как случайную деталь, не имеющую отношения к общему представлению о евреях в целом. Но некоторое время спустя имел место самый скандальный случай кровавого навета (один из ранних), и это дает нам повод предположить, что в XIII веке подобные преступления были не в новинку и считались характерными для еврейской магической практики.

Описав распятие отрока Хью из Линкольна (впоследствии мальчик был причислен к лику святых мучеников), Матвей Парижский продолжил свой рассказ и сообщил следующее: «Когда же отрок был уже мертв, они сняли его тело с креста и вынули из него все внутренности, но с какой целью это было совершено — нам неизвестно; однако говорят, что внутренности нужны им для того, чтобы заниматься магией». Еврей, у которого под пыткой вырвали «признание» в том, что его соплеменники виновны в совершении ритуального убийства, раскрыл их гнусные цели такими словами: «А когда он умер, они решили спрятать мертвое тело, но его нельзя было закапывать в землю. Ибо мертвое тело невинного ребенка не годится для ворожбы, потому его выпотрошили, чтобы можно было колдовать». Подобно тому, как мотив распятия жертвы оставлял место для обвинения в магии, так и введение «ритуального» мотива, связанного с празднованием еврейской Пасхи, отнюдь не упраздняло тему колдовства. Действительно, несмотря на свою популярность, «ритуальные» черты мифа оставались чем-то искусственным и носили слишком «теологический» характер, чтобы без ощутимых потерь занять место ранних — более примитивных и более «секулярных» представлений, которые настойчиво продолжали заявлять о себе. В 1401 г. жители Фрайбурга обратились к городским властям с прошением об изгнании из города евреев. Они обосновывали свою просьбу тем, что евреи опасны для общества не только по причине совершаемых ими детоубийств, но и потому что они высушивают кровь, добытую таким путем, перемалывают ее в порошок и рано утром, когда на земле лежит обильная роса, рассеивают этот порошок на полях. В результате через 3–4 недели люди и скот заболевают чумой, распространяющейся в радиусе полумили, и христиане жестоко страдают от болезни, тогда как хитрые евреи отсиживаются по домам!

Здесь перед нами сочетание элементов мифа в окончательно сложившейся форме: убийство, кровь, магия, яд, направленные на уничтожение христианского мира. Эта небылица варьировалась на все лады, дабы продемонстрировать, что никто не сомневается в правдивости ее содержания. Фактически уже ее первые версии, в которых мы сталкиваемся с ярким примером ассоциации мотивов отравления источников питьевой воды (наиболее ранний случай подобного обвинения) и убийства христиан, предвосхитили рождение самого кровавого навета. Сохранились сообщения о том, что во время первого крестового похода, 5 мая 1096 г., в Вормсе «некто... выкопал на кладбище мертвое тело, каковое пролежало в земле уже около месяца, и протащил его по всему городу, выкрикивая, что евреи убили христианина, сварили его и разбросали части сего варева в источники воды, дабы отравить всю воду в городе». Не совсем понятно, каким образом сваренный и расчлененный труп можно было показывать толпе в качестве доказательства злодеяния, совершенного евреями, однако горожане и крестоносцы воспользовались этим предлогом, чтобы преследовать евреев. Во Франции после эпидемии Черной Смерти была распространена иная версия этой легенды: еврей вынуждает обнищавшего и доведенного до отчаяния христианина продать ему сердце своего ребенка и гостию. Тот приносит требуемое, однако под видом сердца мальчика дает ему свиное. Еврей, не заметив подмены, приготавливает из гостии и сердца колдовскую смесь и подсыпает в колодцы и источники воды, чтобы отравить местное христианское население, но вопреки его коварному замыслу гибнут только свиньи, напившиеся отравленной воды, а людям она не приносит никакого вреда, «ибо сердце было не человеческое, но свиное». [...]

В источниках XVI века сохранился также рассказ о «ритуальных» преступлениях евреев: «Ныне, когда евреи по причине страха перед христианской справедливостью уже не приносят человеческие жертвы, они все же изыскали иной способ обеспечить себя кровью христиан, каковую они получают у цирюльников и хирургов; добытую у них кровь они помещают в стеклянный сосуд и нагревают на жаровне до кипения, произнося при этом различные заклятия и призывая демонов, а те являются и отвечают на все вопросы, что им задают, покуда кровь кипит на горящих угольях». Здесь перед нами типичный пример практической магии, которая была в ходу у средневековых ведьм, гадалок и ворожей, и это помогает объяснить, почему в обвинениях, предъявлявшихся им, неизменно делалось ударение на собирании крови в стеклянные сосуды, Одним из доказательств верности нашего предположения служит гравюра, украсившая издание «Удивительных историй» Буасто, вышедших в свет в Париже в 1575 г. На ней изображен еврей, который «заклинает дьявола, и тот является ему выходящим из стеклянного сосуда с кровью, каковая была взята из тела распятого младенца».

Но почему кровь должна быть взята именно у младенца? Иоганн Эк говорит следующее: «Им потребна невинная христианская кровь, но не взрослого христианина, каковой, обретя через крещение безгрешность, частично утратил ее по причине совершенных в течение жизни грехов». Таким было изначальное условие мифа, но в процессе своего развития последний отнюдь не исходил из псевдотеологических построений. Тот, кто знаком с принципами магии, без труда поймет, о чем речь. С незапамятных времен колдуны предпочитали использовать в своих операциях детей, особенно это касалось предсказаний, а в ведьмовских культах выше всего ценились кровь и части тела младенцев. Это предпочтение связано с тем, что для удачного завершения магической операции она должна производиться с использованием такого материального субстрата, который олицетворяет аспект абсолютной новизны. Дети — существа девственные и неиспорченные; в соответствии с особой логикой магии «невинная» кровь должна обладать наибольшей силой. В средние века, если не все, то во всяком случае подавляющее большинство людей с полной серьезностью относились к тому, что было связано с кровью. [...]

Так, например, в одном сочинении,

увидевшем свет в Польше в 1716 г., утверждается, что евреи употребляют христианскую кровь для всех видов своей магии и колдовства, а среди способов ее использования названы следующие: они смазывают ею двери домов, в которых живут христиане, дабы расположить последних в свою пользу; они вводят ее посредством инъекции в яйцо, которое вручают новобрачным, и те должны съесть его, чтобы произвести обильное потомство; они пропитывают этой кровью куски ткани с написанными на них магическими формулами, после чего закапывают их перед дверями своих жилищ, чтобы обеспечить успех и процветание их обитателям. Даже маца, испеченная — как полагали христиане — с добавлением христианской крови, якобы обладала магической силой, причем этой мацой могли с успехом воспользоваться и сами христиане! В провинциях Германии, а также в сельских районах Восточной Европы было распространено поверье, согласно которому Judenmatz (еврейская маца) обладала свойством гасить пламя, могла предохранить дом от пожара, защитить людей и животных от града и удара молнии, уберечь шерстяную одежду от моли, предотвратить паралич, который возникал из-за козней ведьм и колдунов и т.д. Поэтому в народе считалось знаком особого расположения подарить кусочек мацы или разделить ее между друзьями.

Если кровь и части тела жертв мнимых «ритуальных» преступлений евреев считались необходимыми составляющими магических процедур, то этим их применение — с точки зрения средневековых христиан — отнюдь не исчерпывалось. Считалось, что евреи используют их в своей пронизанной магией медицине, причем названные средства были — опять же, по убеждению христиан — совершенно незаменимыми для весьма специфических недугов этого проклятого народа. Средневековые источники не оставляют места для сомнений в том, что массы верили, будто подавляющая часть «ритуальных» убийств совершалась именно на этой почве.

Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@  jewukr .org
© 2001-2007 Еврейская Конфедерация Украины - www. jewukr .org
Признаки и лечение женского алкоголизма "Психолог Владислав Шатилов".