«Еврейский Обозреватель»
ГЛАВНАЯ
23/210
Июнь 2010
5770 Тамуз

Израиль: государство демократии или государство апартеида?

На главную страницу Распечатать

С самого своего возникновения Израиль противостоял массе врагов и явных недоброжелателей. Поначалу их отношение к стране носило отчётливый негативный характер: не признавать, не вести никаких переговоров, не замечать существования.

Сегодня лейтмотивом в израильских проблемах стал тезис «Два государства для двух народов». Израиль порицается по-прежнему многими, но теперь в основном за то, что он недостаточно охотно и энергично способствует реализации этой плодотворной идеи, сохраняя оккупационный режим в Иудее и Самарии, но право его существования уже сомнению не подвергается.

Однако, уже зазвучала и медленно, но верно набирает силу критика Израиля как государства апартеида. Апартеид – это плохо, это – расизм, эта концепция уже завоевала весь мир и посему критика Израиля под таким углом вполне легитимна и за ней, возможно, будущее.

Для того, чтобы подтвердить или опровергнуть тезис об апартеиде нам придётся покинуть Израиль и переместиться в страну, которая поначалу была страной победившего апартеида,   а  затем стала страной, победившей апартеид, в Южно-Африканскую Республику.

Слово апартеид пришло в мир из языка африкаанс (правильно произносится апартхайд), на котором говорят потомки голландских колонистов, первыми из европейцев начавших осваивать территории на крайнем юге Африканского континента. Означает оно – разделение, разделённость.

Впервые достигли самой южной точки Африки португальские мореплаватели в самом конце пятнадцатого века, но лишь спустя почти сто пятьдесят лет люди из голландской Вест-Индийской компании под началом Яна Ван Рибека основали там постоянное поселение.

Сегодня в этом месте стоит город Кейптаун. Затем туда пришли англичане и в 1806 году эта территория стала колонией Великобритании. Поселенцы голландского происхождения (самоназвание – буры), к которым, впрочем, в значительном числе примешались и французские протестанты (гугеноты), бежавшие от религиозных преследований в родной стране, и в меньшей степени фламандцы и немцы двинулись на восток и север. Это случилось в 30-е годы девятнадцатого века, когда около 12000 человек переселились на новые земли. Там возникли две бурские республики: Свободная Оранжевая Республика (по имени реки Оранжевая, текущей в этих краях) и Трансваал (то есть за рекой Ваал, ещё одна река севернее Оранжевой). Население в основном занималось сельским хозяйством.

Разумеется, эти места были не пустынны и до прихода белых. Они не совсем похожи на Африку, как она представляется большинству читателей. Здесь четыре времени года и нет тропических лесов. Зимой (июнь-август) по ночам достаточно прохладно. Например, в Йоханнесбурге температура опускается до 4 градусов, в Претории – до 5 градусов,  а  в Блюмфонтейне даже до - 2 градусов. Чтобы выжить в таких условиях требуется достаточно развитая цивилизация, которой местные племена едва ли обладали. Лишь на побережьи тёплого Индийского океана для существования не требовалось больших усилий. Там издавна обитало племя зулусов.

В 1867 году в городке Кимберли,  а  затем и в других местах Южной Африки были найдены алмазы,  а  в 1884 году - золото на том месте, где ныне располагается Йоханнесбург. Появились большие деньги, начался экономический подъём, увеличилась эмиграция из Европы и началась миграция в эти края местного населения: на шахтах и приисках была нужна рабочая сила.

Разумеется, Великобритания не смогла смириться с существованием у неё под боком богатых бурских республик. Начались англо-бурские войны. Первую (1880-1881 годы) буры сумели выиграть, используя тактику партизанской войны на местности, которую они превосходно знали. Англичане не успокоились и 1899 году началась вторая война, в которой упорно сопротивлявшиеся буры были вынуждены уступить заметно превосходящей силе противника.

Возникла новая страна под названием Южная Африка, первоначально колония Великобритании. В 1910 году она получила статус доминиона и стала страной с ограниченным самоуправлением. В 1931 году права управления были расширены и страна по сути дела стала независимой. В 1961 году был проведен народный референдум среди белого населения, по итогам которого страна была объявлена независимой республикой и покинула Британское Содружество Наций.

Южная Африка существенно отличается от других бывших британских колоний, заселённых европейцами и ставшими независимыми: Соединенных Штатов, Канады, Австралии и Новой Зеландии. Во всех этих странах европейские колонизаторы практически тем или иным путём уничтожили почти всё местное население, остатки которого – лишь малая часть населения этих стран сегодня. В Южной Африке всё было наоборот: эта страна, несравненно более экономически развитая, чем её африканские соседи и постоянно нуждающаяся в рабочей силе, стала центром притяжения местного населения, которое начало расти весьма интенсивно.

Начали появляться законы, регулирующие этот поток. Определяющие места расселения и правила передвижения. Но поначалу всё это носило слабо контролируемый характер. Положение изменилось в 1948 году, когда к власти в результате выборов (только среди белых) пришла Национальная Партия, представлявшая в основном буров и лишь небольшой процент англоязычного населения.

Партия не вызывающая больших симпатий, многие её члены почти открыто сочувствовали нацистской Германии,  а  сама партия яростно сопротивлялась вступлению Южной Африки во Вторую Мировую Войну на стороне Великобритании. Именно эта партия приняла решение упорядочить и узаконить расовое разделение в стране, введя официальную систему, получившую название апартхайд (апартеид). Каждый житель должен был быть занесен в одну из трёх расовых групп: белые, черные, цветные и для каждой группы были определены её права и ограничения. Позже была добавлена ещё одна расовая группа – азиаты, представленная выходцами из Индии и Пакистана.

Апартеид стал официальной политикой страны и вместе с этим местное чернокожее население тоже стало поднимать голову. Активизировала свою деятельность Коммунистическая Партия Южной Африки, появился Африканский Национальный Конгресс со своим военизированным крылом «Умконто ве Сизве» («Острие копья нации») и, наконец, противники режима появились и среди белого населения страны.

С течением времени конфликт начал обостряться. Последовало введение экономических санкций: эмбарго, прекращение инвестиций, сокращение торгового оборота. Чувствуя мощную поддержку из-за границы и своих союзников среди белого населения страны заметно осмелели чернокожие противники режима. В результате в правящей Национальной Партии произошел переворот. Консервативного Питера Боту сменил в качестве лидера страны заметно более либеральный министр просвещения Ф.В. Де Клерк, начавший переговоры с представителями чернокожего населения страны.

В 1990 году был отменен запрет на деятельность Африканского Национального Конгресса, освобождены из тюрем политические заключенные, включая их лидера Нельсона Манделу и, наконец, ликвидировано деление населения на расовые группы и все связанные с этим ограничения. Режим апартеида официально прекратил своё существование.

Хотя Национальная Партия, отменившая апартеид, представляла в основном бурское население страны (около 55% от числа белых жителей), ведущие лица во внутренней оппозиции к апартеиду были её англоязычные граждане. Три наиболее заметных фигуры:

Харри Шварц, Хелен Сузман и Джо Слово, все трое евреи.

Харри Шварц родился в Кёльне, Германия в 1924 году под именем Хайнц Шварц. В 1934 году после прихода нацистов к власти семья бежала в Южную Африку. У него было достаточно трудное детство, какое часто выпадает семьям беженцев. Участник Второй Мировой войны (служил в авиации, имеет награды). После войны получил диплом юриста, прекрасный оратор и полемист, во время учёбы сдружился с негритянским лидерами, в частности с Манделой, неоднократно защищал их на разных судебных процессах, был членом парламента от оппозиции и завершил карьеру представляя Южную Африку в США, уже когда белое население уступало свою власть.

Хелен Сузман родилась в 1917 году в Южной Африке под именем Хелен Гавронски в семье состоятельного предпринимателя, выходца из Литвы. В возрасте 19 лет вышла замуж за доктора Мозеса Сузмана, заметно старше её, имевшего обширную частную практику. Экономист по профессии. Ни в чём не нуждаясь мадам Сузман посвятила всю свою жизнь борьбе против властей страны на стороне её негритянского населения. С 1961 по 1974 она в единственном числе представляла в парламенте страны оппозиционную Либерально-Прогрессивную Партию. Её избирательным участком, кстати, был Хаутон, где и она сама жила, район в центре Йоханнесбурга, где под силу жить лишь весьма состоятельным людям. Значительная часть его обитателей евреи. Сейчас там обитает и сам Нельсон Мандела. Хелен Сузман любила быть на виду и прославилась собиранием бесчисленных наград и званий. 27 (!) университетов присудили ей звание почётного доктора, дважды она была кандидатом на Нобелевскую Премию Мира, бесчисленные награды выдали ей различные религиозные и правозащитные организации и, наконец, Королева Великобритании сделала её Командиром Ордена Британской Империи в 1989 году.

Джо Слово – самая одиозная фигура в этой тройке. Родился он в 1926 году в местечке Обелай в Литве под именем Йоселе Слово, в 1934 году семья переехала в Южную Африку. Коммунист ленинско-сталинского образца и неутомимый борец с капиталистами-империалистами за интересы эксплуатируемых масс. Долголетний лидер Южно-Африканской Коммунистической Партии, один из ведущих членов Африканского Национального Конгресса, один из руководителей его военного крыла «Умконто ве Сизве».

Единственный белый, введённый в знак его особых заслуг, в первое правительство, сформированное Африканским Национальным Конгрессом, в качестве министра строительства. В 1959 году он вступил в брак с Рут Фёрст, разделявшей его взгляды. В 1982 году она погибла от взрыва, обстоятельства которого не известны полностью до сего дня (в его организации подозревают правительственные секретные службы).

Интересно проследить отношение этой тройки к еврейским организациям. Шварц долгие годы был членом правления Федерации еврейских общин страны и активно участвовал в её деятельности. Мадам Сузман не проявляла никакого интереса, будучи целиком занятой борьбой за негритянские права и собиранием наград. Что же касается Джо Слово, то он вообще игнорировал своё еврейское происхождение, считая себя интернационалистом и критикуя Израиль в соответствии с генеральной линией КПСС.

Разумеется, этой тройкой не исчерпывается вклад евреев в борьбу с апартеидом. Процент евреев-противников режима был заметно выше их доли в населении страны. В руководстве Африканского Национального Конгресса вместе с Джо Слово состояли Рей Симонс и Раймонд Сутнер. Ронни Касрилс был главой отдела разведки военного крыла Конгресса. Он активен в политике до сих пор, занимая откровенно антиизраильскую позицию.

Писательница Надин Гордимер известна тем, что помогала негритянским подследственным готовить на суде их защитительные речи, при каждом удобном случае выражала своё презрение режиму апартеида,  а  получив Нобелевскую премию по литературе (непонятно за литературный талант или крайне левые убеждения) демонстративно передала деньги в руки Союза Африканских Писателей, которые незамедлительно переправили их людям из Африканского Национального Конгресса.

На всех судебных процессах против чернокожих борцов с апартеидом ведущую роль среди защитников играли адвокаты-евреи: Харри Шварц, Дэнис Гольдберг, сам попавший в конце концов на скамью подсудимых, Джоэль Йоффе, Артур Хаскальсон, который за свои заслуги был назначен президентом Конституционного Суда страны Нельсоном Манделой, когда тот стал Президентом.

Справедливости ради следует сказать, что далеко не все южноафриканские евреи активно боролись с апартеидом, многие из них верой и правдой служили правящему режиму. Главным прокурором страны долгое время был Перси Ютар, поддерживавший государственное обвинение против лидеров Африканского Национального Конгресса на ряде судебных процессов. Усердно штамповал обвинительные приговоры и получивший печальную известность в наши дни судья Ричард Голдстон, в те дни террористы для него были террористами,  а  не борцами за свободу.

Итак, апартеид исчез, демократия восторжествовала. Новые выборы состоялись 27 апреля 1994 года. Разумеется, победила партия Африканский Национальный Конгресс, получившая абсолютное большинство голосов - 62%. 10 мая того же года её лидер Нельсон Мандела стал лидером государства, её первым чернокожим Президентом.

Будущее страны в те дни виделось в розовом цвете. Разом исчезли все экономические санкции, наоборот, ведущие мировые державы старались укрепить новый режим. К тому же и у власти оказался весьма не глупый человек. Несмотря на 27 (!) лет, проведенных в тюрьме, Мандела понял, став Президентом, что о мести белым не может быть и речи, иначе начнётся повальное бегство из страны и её экономика рухнет. Этого, например, не понял коллега Манделы Роберт Мугабе, принявший власть из рук белых в Зимбабве (Южной Родезии). Он последовательно выдавил белое население из страны и достаточно быстро привёл цветущую страну в состояние полного обнищания с разваленной экономикой, диктаторским коррумпированным режимом, гигантской инфляцией, нищим населением, вымирающим от СПИДа и холеры.

Мандела был сторонником этнического мира и национального примирения, чем завоевал немалый авторитет в стране и за её пределами. Под его руководством переход к новой системе правления прошёл относительно гладко и экономика страны пошла в рост. Тем не менее, даже в этот четырехлетний период наметились явно негативные тенденции. Во-первых, заполнив вакансии в правительстве и в системе государственного управления своими соратниками по борьбе, Мандела привлёк туда массу малоопытных,  а  часто совершенно некомпетентных и необразованных людей. Естественно тут же появилась коррупция. Во-вторых, основной хозяйственной проблемой Южной Африки всегда был недостаток квалифицированных специалистов при очень большой мало квалифицированной рабочей силе.  А  создавать новые рабочие места без образованных и опытных специалистов нельзя. Между тем, как только стала очевидна перемена власти, эмиграция из страны её белых жителей заметно усилилась. В-третьих, отмена ограничений на место проживания привела к миграции жителей бедных негритянских кварталов в более богатые белые районы. В итоге как на дрожжах начала расти преступность.

В 1999 году Нельсона Манделу сменил на посту Президента страны другой активный участник борьбы против режима апартеида 57-летний Табо Мбеки. Сын коммуниста и члена Африканского Национального Конгресса он сам стал членом Конгресса в 14 лет.

28 лет провел в изгнании. В перерывах между революционными битвами сумел завершить учёбу в британском колледже. Прошёл тренировочный военно-террористический курс в Советском Союзе.

Он пробыл на высшем посту страны почти два полных срока, будучи смещенным незадолго до истечения второго срока в результате внутрипартийной борьбы. При нём все негативные тенденции, стартовавшие в период Манделы, получили своё развитие и ряд из них принял угрожающий характер.

В 2004 году Президент обрушился с критикой на комментаторов, заявивших, что преступность в стране вышла из-под контроля правительства, обозвал их белыми расистами. Он объявил, что преступность в стране падает, но некоторые журналисты искажают действительность, изображая чернокожих этакими варварами, склонными грабить и убивать. В июне 2006 года министр внутренней безопасности Чарльз Нгакула отвечая на запросы членов Парламента по поводу плачевного состояния дел в борьбе с преступностью посоветовал им прекратить жаловаться,  а  тем, кто не согласен это сделать, покинуть страну. «Эффективность» подобного подхода не нуждается в комментариях.

Впрочем, глава государства «блистал эрудицией» и в других вопросах. В 2000 году он выступил в Дурбане на Всемирной конференции по борьбе со СПИДом и совершенно озадачил всех присутствовавших заявив, что причиной распространения болезни является совсем не вирус,  а  бедность населения. Посему, хотя борьба с вирусом должна вестись, но не это главное. Развивая оригинальные идеи своего шефа в 2006 году Министр здравоохранения доктор Манто Чабалала-Мсиманг предложила диету, основными компонентами которой были чеснок, оливковое масло и лимон, как основного лекарства для лечения болезни. Научный мир не оценил оригинальность подхода и посыпались требования удалить невежду с дипломом доктора с поста, но Мбеки держал её при себе до своей собственной отставки.

Руководствуясь своими оригинальными теориями президент запретил выдачу антивирусных лекарств в государственных госпиталях, хотя международные фармацевтические компании готовы были продавать их по пониженной цене. Лишь с большим трудом Кабинету Министров удалось преодолеть вето президента. 365 000 больных заплатили своей жизнью за некомпетентность президента и его министра.

Даже друг и союзник, сам активно боровшийся с апартеидом, почётный Архиепископ Кейптауна Десмонд Туту довольно сурово критиковал Т. Мбеки, заявив, что тот окружил себя подхалимами и соглашателями, не пытающимися улучшить экономическое положение широких масс, живущих в нищете.

В мае 2009 года Джекоб Гедлейикиса «Мшолози» Зюма стал очередным Президентом Южно-Африканской Республики. Новый Президент – фигура весьма колоритная, даже на африканском фоне. Начнём с того, что всё его образование – пять классов школы. Зато женат был пять раз, три жены живут с ним и сейчас. Отец 20 детей, 12 – от четырёх из своих жён, восемь нажиты вне брака.

В 2005 году против него было возбуждено дело по обвинению в изнасиловании 31-летней женщины, дочери его соратника по борьбе с апартеидом, в его доме в Йоханнесбурге. Ситуация оказалась ещё более щекотливой оттого, что Дж. Зюма в то время был во главе Национального Совета по борьбе со СПИДом,  а  женщина – активисткой движения по борьбе со СПИДом и носителем вируса, вызывающего СПИД. В ходе суда Дж. Зюма заявил, что средства предохранения использовать не обязательно,  а  хороший душ после полового акта даже с носительницей вируса надёжно защищает от СПИДа.

Впрочем, он успешно вышел из всех переделок. Изнасилование признали половым актом по взаимному согласию,  а  обвинения в коррупции и взяточничестве были сняты по процедурным причинам.

Тем не менее «послужной список» нового президента таков, что его приход к власти вызвал всплеск эмиграции среди белого населения.

Итак, минуло более 15 лет после ликвидации режима апартеида и формирования правительства негритянского большинства. Население страны стремительно выросло, с 35 миллионов в 1990 году до 50 миллионов в 2010 году. 88.3% - чернокожие и цветные; 9,1% - белые жители, остальное азиаты.

Количество белых жителей страны постоянно уменьшается. Сегодня оно составляет около 4 350 000 человек, причём каждый третий белый южноафриканец уже живёт за пределами своей страны. Пока уезжают в основном англоязычные жители, им легче: многие имеют двойное гражданство, друзей и родственников за границей и т.д.

Буры (африкандеры) утеряли связь со своей исторической Родиной – Голландией и живут лишь в Южной Африке. Разумеется, покидают страну и евреи. Местная община в период своего расцвета (конец 70-х годов) насчитывала около 120 000 членов, сегодня осталось чуть больше половины. Каждый год в англоязычные страны и Израиль перебираются 1800 – 2000 человек.

Основная причина эмиграции – отсутствие чувства личной безопасности из-за разгула преступности,  а  сейчас и неуверенность в будущем при таком непредсказуемом президенте как Джекоб Зюма. Бегство квалифицированных специалистов крайне затрудняет экономическое развитие страны.

По данным комиссии ООН Южно-Африканская Республика вышла на мало почётное второе место в мире по количеству разбойных нападений и убийств на душу населения и на первое место по количеству изнасилований среди 60 экономически развитых стран мира. По данным на январь 2007 года в стране каждый день гибли в результате преступлений около 50 человек. В 2008 году имело место 687 атак на посетителей ресторанов, причём 15 человек погибло.

По оценкам международных организаций после ликвидации апартеида в стране уже погибло около 3000 белых фермеров и членов их семей.  А  ведь именно эти люди кормят всю страну! Нет больше белых фермеров в Зимбабве и там самый настоящий голод.  А  в Южной Африке похоже опять начинается межрасовый конфликт, только теперь белые будут бороться за свои права.

Чем ещё может похвастаться страна сегодня? В 2007 году в отчете ООН указывалось, что ЮАР количество больных СПИДом или заражённых вирусом составляет 5 700 000 человек (11,5% населения). По этому показателю страна занимает первое место в мире. Среди белых распространенность этой болезни – 0.3%, среди цветных – 1,7%,  а  среди её чернокожих жителей – 13,6%.

Около 50% населения живёт ниже черты бедности, причём в этой группе появились и белые жители, чего ранее почти никогда не было. В 2009 году уровень безработицы составил 24% от экономически активной рабочей силы.

На этом завершим пребывание в Южной Африке и вернемся на землю Израиля. Израиль в последнее время всё чаще объявляется «государством апартеида». В переводе на общедоступный язык это означают, что в стране есть группы населения, права которых различны, причём кому-то этих прав дано меньше. Не составит большого труда догадаться, что под этими обделёнными группами понимаются палестинские арабы Иудеи, Самарии и Газы. Значит, требование о ликвидации апартеида есть не что иное, как требование создать одно государство для двух народов по примеру Южной Африки. Идея эта сегодня кажется почти нереальной, в Израиле, по крайней мере. Здесь говорят о двух государствах для двух народов. Лишь маргинальные, крайне левые группы призывают к созданию одного двунационального государства.

Впервые идею двух государств для двух народов озвучил ультралевый журналист и политик Ури Авнери в середине семидесятых годов и тогда она была тоже абсолютно неприемлема.

Между тем идея Ури Авнери была принята постепенно на вооружение крайней левой партией МЕРЕЦ, затем просто левой партией "Авода",  а  сегодня и умеренно левой партией "Кадима". Ее лидер Ципи Ливни повторяет этот лозунг как заклинание, считая его стратегической целью партии. Да и нынешний глава умеренно правой партии "Ликуд" Биньямин Нетаниягу вроде принял этот тезис, правда, под очевидным давлением и скорее только из тактических соображений.

Под напором президента Соединенных Штатов Барака Обамы, одержимого идеей быстрого решения израильско-палестинского конфликта, ведутся и будут вестись переговоры с палестинцами, в успех которых мало кто верит. Слишком уж непримиримы расхождения между сторонами: поселенцы, которых, кстати, почти треть миллиона и которые рассеяны по всей территории Иудеи и Самарии, Иерусалим, палестинские беженцы, которых сами палестинцы насчитывают пять миллионов (по данным Организации по делам беженцев ООН их только 3,5 миллиона). И по мере того, как переговоры будут снова и снова заходить в тупик будет всё сильнее звучать идея создания «одного государства для двух народов». Все проблемы при этом сразу исчезнут. Границы? Нет границ, одно государство. Иерусалим? Его столица. Беженцы? Конечно, пустить, ведь не в Израиль же они возвращаются.

Внешний мир поддержит такое решение: вместо постоянного источника напряженности и конфликтов на Ближнем Востоке он должен получить оазис мира и спокойствия. И постепенно начнётся давление на Израиль в пользу этого плана. Демократия должна восторжествовать и в нашем регионе. Почему бы этот план не принять партии МЕРЕЦ, она и сегодня на страже арабских интересов не менее чем еврейских,  а , часто, и более.  А  далее… Возможно та же цепочка из партий, принимающих этот тезис в свою программу.

Заинтересованы ли в таком решении руководители палестинских арабов. Думаю, что многие, хоть и не говорят об этом. Уже и сегодня палестинские арабы всеми правдами и неправдами пытаются приобрести голубое израильское удостоверение личности. Весьма логичное и имеющее многочисленные исторические параллели предложение Авигдора Либермана об обмене территориями и населением вызвало поистине истерическую негативную реакцию. В чём причина?

Допустим гипотетически, что завтра будет создано самостоятельное палестинское государство. Каким оно будет? Ответ на этот вопрос крайне прост, ибо подобное государство уже существует и называется оно Иордания. Та же климатическая зона, то же население, абсолютно те же условия. Теперь сравним Иорданию с Израилем.

Израиль в прошлом году произвёл товаров и услуг (валовой национальный продукт) на 207 миллиардов долларов, Иордания (правда, при чуть меньшем населении) на 31 миллиард долларов, попутно заметим, что Сирия (при вдвое большей рабочей силе, чем в Израиле) – на 54,5 миллиарда долларов. Ещё резче разница между странами видна в валовом национальном продукте на душу населения, который является общепринятым показателем экономического развития страны. Сирия – 4700 долларов, Иордания – 5000 долларов и Израиль – 28900 долларов. Поэтому палестинцы и не хотят покидать Израиль, страну европейского уровня жизни с развитой социальной системой, с качественной медициной, с университетами мирового класса и жить в экономически слаборазвитых странах-соседях, где обитают их собратья, даже жалуясь на дискриминацию в Израиле.

Если будет создано единое государство и в нём проведут всеобщие демократические выборы, то не надо объяснять в чьих руках окажется власть. Особенно, если начнут прибывать беженцы. Новые правители получат развитую промышленную страну и попадут в высший эшелон мировой политики, как туда попали южно-африканские правители без каких-либо собственных заслуг.

 А  что произойдёт со страной далее - не важно. Кого сейчас волнует происходящее в Южной Африке, кто призывает её лидеров к ответу за грядущие развал и разруху? Главное, чтобы восторжествовала демократия и в мире исчез очаг напряженности.

Пример Южно-Африканской Республики несомненно не даёт покоя кое-кому из палестинских лидеров. На руки негритянских руководителей, малообразованных и малокомпетентных, свалилась развитая и достаточно богатая страна. Там устраивают международные съезды и конференции, их приглашают на мировые форумы, с ними встречаются лидеры ведущих стран мира. Ещё немного и внимание всего мира будет привлечено к этой стране: в Южной Африке пройдёт чемпионат мира по футболу – явное признание заслуг страны, событие, невозможное при белом режиме.

 А  чем же хуже палестинские лидеры? Поэтому наиболее трезвые и разумные из них, так называемые умеренные, прекратили призывать к изгнанию евреев. Наоборот, пусть евреи останутся, но все будем жить в едином демократическом государстве. Как в Южно-Африканской Республике.

Вениамин Чернухин, Sem40.ru
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2010 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
куплю соленую и копченую рыбу оптом на сайте bfish.ru