«Еврейский Обозреватель»
РЕЛИГИЯ
5/96
Март 2005
5765 Адар 1

НЕ БЕРИТЕ ВСЕВЫШНЕГО В ЗАЛОЖНИКИ

ВИКТОРИЯ МАРТЫНОВА

На главную страницу Распечатать

Мир увлечен новой игрушкой. Изобретение совсем свежее, пилотная модель. Но отношение к новинке самое серьезное. Ведь называется она "умеренный ислам".

Еще совсем недавно ислам, как и все другие религии, делился на многочисленные школы, течения и направления. Теперь же важна другая градация: кто готов во имя Аллаха уничтожать весь остальной род людской, а кто - нет.

...Под огромной акацией в холонском парке сидит старик. Он достает из кулька гранат, высыпает на ладонь зернышки и вздыхает: "Разве это гранат? Вот у меня в Ходженте гранат был, - это другое дело. Соседка Мухаббат, таджичка, мне черенок дала, я к своему дереву привил. Вот это гранат получился. Черные зерна, крупные, сахарные. Я то свое дерево, как и свой дом, никогда не забуду. Но одна мысль мне покоя не дает. Почему мы, евреи Средней Азии, могли десятилетиями жить в мире с мусульманами? Не только не сражались, дружили!

Я иногда думаю, а не пойти ли мне в Кнессет и не сказать ли: дорогие товарищи, я точно знаю, что с мусульманами можно жить мирно. Только не давать распускаться их горлопанам. Много плохого мы числим за советской властью, но что она хорошо сделала - басмачей придавила... А остальным очень даже нравилось спокойно жить. По-моему, пора, наконец, среди мулл порядок навести. Есть, наверное, среди них мирные, и им всяческий от нас почет. А к тем, кто призывает взрываться ради Аллаха, подход должен быть другой. Тогда и в Израиле можно будет вместе с арабами деревья сажать. И я первый пойду...

ГОСТИ ВО ДВОРЦЕ ЭДМОНДА

От холонского парка далеко до Брюсселя, и дедушку Якова вряд ли туда повезут, чтобы он выступил с высокой трибуны. Но недавно там, на Первом международном конгрессе имамов и раввинов, прозвучали идеи, вполне совпадающие с его мыслями.

Началось все с секретного доклада, подготовленного для ЕС, где впервые был четко сформулирован вопрос: вербуют ли потенциальных террористов в мечетях, размножившихся по всей Европе. И впервые был дан совершенно четкий ответ: да, вербуют. Член Европарламента Чарльз Теннок призвал умеренных мусульман помочь идентифицировать "горячие головы" в своей среде. Отделить зерна от плевел, агрессивных от умеренных. Тогда же была сформулирована задача: объединить усилия неагрессивно настроенных мусульман, уставших от исламофобии в странах Запада.

Маятник качнулся. Отношение к мусульманам снова резко изменилось. В 1990-е американцы и европейцы, увлеченные торжеством демократии, подсчитывали знаки равенства между людьми разного происхождения. "Он ест такой же гамбургер, как я, - говорили "разные прочие шведы", указывая пальцем на соседей в восточных одеждах, - значит, он такой же, как и я. Он носит такие же джинсы и кроссовки - значит, между нами еще больше общего. Он читает те же книжки, ходит в ту же школу или университет, - значит, мы и вовсе равны".

Это было недавно, это было давно... С 11 сентября 2001-го мусульмане в одночасье стали плохими. Прошло несколько лет, пока додумались до "инвентаризации" - кто есть кто в мусульманской среде. Постепенно дошла очередь и до религиозных лидеров.

Первым в ряду мероприятий стал Конгресс имамов и раввинов в Брюсселе. Приветствия прислали даже короли - марокканский Мухаммед VI и бельгийский Альберт II.

Если радикализм передается через сети экстремистских мусульманских организаций, то и противоядие должны принести сами мусульмане. А поскольку битва, так или иначе, касается израильско-палестинского конфликта, то в первую очередь стоит собрать за одним столом имамов и раввинов.

Во дворец короля Эдмонда съехалась странная даже на вид публика: сто раввинов и имамов из 23 стран мира. Кушанья при этом подавались только кошерные.

А НАМ ЧТО ТОЛКУ?

Израильская делегация выглядела весьма внушительно: двадцать человек. А возглавил ее бывший главный сефардский раввин Израиля Бакши Дорон.

...Начало форума. Минута молчания в память жертв цунами в Юго-Восточной Азии. Имам из Индонезии читает заупокойную молитву. Раввины и имамы стоят, опустив головы. Закончив пение, имам обращается к раввинам с просьбой произнести слова поминовения на иврите. Главный раввин Ришон ле-Циона Йосеф Азран читает в том же стиле и ритме, в каком только что прозвучали строчки из Корана. Имамы переглядываются. По завершении церемонии они обступают израильского гостя.

- Откуда ты знаешь правила исполнения наших молитв? - спрашивают они.

- Я родился в Марокко, - отвечает Йосеф, - знаю арабский, помню наизусть многие песни.

Об этом эпизоде Йосеф рассказывает мне через несколько дней после возвращения в Израиль. Картинка врезалась в его память.

- Йосеф, давайте оставим сантименты. Да мало ли мы видели совместных песен и плясок в годы мирного процесса? Мало ли было вместе съедено вкусных блюд и выпито хороших напитков, но все это не помешало свершиться кровопролитию...

- Есть разница между светскими песнями и ритуальными текстами. Любой человек, соблюдающий традиции, не станет отрицать разницу в силе воздействия. Сам я был потрясен, увидев слезы на глазах людей в чалмах. В тот момент я осознал, что не зря приехал в Брюссель.

- Какую из совместных комиссий Конгресса вы предпочли?

- Как только "огласили весь список", я сразу записался в редакционную коллегию по выработке итогового документа - причем на двух языках: французском и иврите. Оба эти языка я считаю для себя родными. Я дал себе слово, что не уеду из Брюсселя, пока в документ не будет вписана фраза, которая мне, раввину, принципиально важна. И я лично прослежу за тем, как она пишется на двух моих языках.

- А что это за фраза?

- Террористические акты не могут совершаться во имя   Б-га . Они богопротивны. Нельзя брать Всевышнего в заложники для совершения греха - убийства невинных.

- И потребовалось целых три дня консультаций, чтобы зафиксировать эту фразу?

- Потребовалось много лет, чтобы раввины и имамы смогли сесть за общий стол и записать ее. И в иудаизме, и в исламе есть слова о том, что распоряжаться человеческой жизнью, даровать ее и отбирать имеет право только  Б-г . Оговариваются, конечно, случаи, когда человек имеет право отнять жизнь у другого, например, если тот приговорен судом к смертной казни. Или во время военных действий... Но ни одна формулировка не оправдывает совершение терактов. Признание этого факта очень важно получить из уст мусульманских духовных лидеров.

- И все же стоит ли придавать такое уж значение документу, который хоть и воспроизведен в Интернете, но не озвучивается во время проповедей. В работе Конгресса приняло участие всего сорок девять имамов. Все они, прямо скажем, не самые большие авторитеты в исламском мире. Кто услышит голос вашего форума?

- Если благодаря нашей встрече удастся остановить хоть один теракт, я буду считать, что выполнил свою миссию.

- Как вели себя представители палестинского духовенства - шейх Талаус Сидир и имам Абдул Рахман Аббад во время дискуссий?

- К сожалению, они мало высказывались. Больше присматривались. Пусть так, и это небесполезно. Палестинским духовным лидерам, по-моему, очень важно понять, что экстремисты, взрывающие себя на израильских улицах, в кафе или автобусах, не пользуются повсеместной поддержкой в мусульманском мире.

- Израиль наблюдал за Конгрессом без особого интереса. Вас такое отношение не удивило?

- Обидело. Конгресс широко освещался в европейской прессе, было несколько больших программ на французском и германском TV, присутствовали множество репортеров из мусульманских стран. А у нас, в Израиле, как обычно, все ко всему равнодушны.

Причина тут, на мой взгляд, вот в чем. Принято считать арабо-израильский конфликт сугубо светским, мол, в нем нет религиозной подоплеки, а соответственно, и решен он может быть только политическими или военными методами. Между тем нельзя не придавать значения влиянию экстремистского направления ислама на умы.

Нам, раввинам, надо знать имамов лучше, встречаться с ними чаще. Но и политикам стоит задуматься. Если Государство Израиль ведет войну с палестинцами (в той или иной форме) уже более пятидесяти лет и не может победить, то вполне вероятно, что не использован еще какой-то ресурс. Религия и есть тот самый резерв, который надо задействовать, чтобы погасить конфликт в ближневосточном регионе.

- Мы часто говорим о глухоте мусульман. Но в этот раз мне довелось слышать немало скептических мнений и от раввинов. Многие просто отказывались ехать на этот Конгресс. Мол, что с ними, имамами, разговаривать, ведь "сколько волка ни корми, а он все в лес смотрит". Сколько, мол, ни приобщают имамов к европейским ценностям, а они все одно за террор.

- Сначала о нас, евреях. Да, и меня тоже пытались отговаривать от поездки. Объясняли, что впереди скучные, бесполезные теоретико-теологические беседы. А нас, евреев, как все ненавидели, так и будут ненавидеть. Но я, выслушав эти доводы, поговорил с нашими цадиками и получил от них благословение на поездку в Бельгию. Нельзя же удовольствоваться смиренной позицией, что, дескать, против ваххабизма нет противоядия! Не наш это, не еврейский подход - смирение. Мы выживали в течение тысячелетий, не можем же мы, в самом деле, ждать, пока нас всех уничтожат! Если есть среди мусульман десятки (а я надеюсь - сотни) тех, кто готов говорить, значит, мы должны вступить с ними в контакт.

И, кроме того, я - человек восточный, провел детство среди мусульман и не готов согласиться с утверждением, что с ними нельзя жить мирно. Может быть, в этом я уподобляюсь выходцам из мусульманских регионов бывшего СССР, которые упорно твердят, что с мусульманами можно жить хорошо, если понять их ментальность...

АРИЯ АМЕРИКАНСКОГО ГОСТЯ

Как всегда, не обошлось без нас, то есть русскоговорящих. Среди сторонников диалога оказался президент Американской ассоциации помощи странам Центральной Азии и Кавказа Борис Пинкус. Недавно он установил контакт с произраильски настроенным шейхом Абдулом Хади Палацци. Благодаря последнему он начал сотрудничество с группой умеренно настроенных шейхов иранского, пакистанского и афганского происхождения, которые живут и проповедуют в США. Встречи шейхов с евреями проходят в Квинсе (Нью-Йорк), в синагоге бухарской общины Бейт-Габриэль.

Сразу после брюссельского Конгресса Борис Пинкус прилетел в Израиль - по личному приглашению президента Всемирного конгресса бухарских евреев Льва Леваева.

- Борис, не является ли нынешний Конгресс частью нового варианта всемирного еврейского заговора - собрать вместе всех "пронашенски" настроенных мусульман.

- Почему бы и нет? Утопия, которая может сбыться. Но помимо главной цели есть конкретные задачи. Например, главный раввин Израиля жаловался, что евреи Ирана не могут выполнять определенные ритуалы, потому что нет достаточного количества раввинов. Из Израиля бы с радостью отправили делегацию раввинов, да кто же их впустит! В ходе бесед возник неожиданный вариант: привозить европейских раввинов, визы для которых получить проще. Сейчас прорабатывается техническая сторона дела. Имамы пообещали посодействовать по своим каналам. То есть простора для международных мероприятий, в которые должны быть вовлечены и раввины, и имамы, много. А будет сотрудничество - будет больше шансов на выживание. Я уверен: ключи от победы над терроризмом держат в руках мусульманские шейхи.

ЛЮДИ В ЧАЛМАХ И ЛЮДИ В КИПАХ...

Кульминационный момент международной встречи - это выработка документов.

Вот отрывок из текста итоговой Декларации, принятой Конгрессом:

"Мы, имамы и раввины, представители исламских и иудейских общин, собравшиеся со всего мира.., берем на себя обязательство сделать все, от нас зависящее, чтобы положить конец кровопролитию и ударам по невинным людям, ударам, оскорбляющим священное право на жизнь, дарованное Всевышним. Мы призываем политических лидеров работать вместе, чтобы найти ...прочные решения для мира и, особенно, для Святой Земли".

"Репортер",
Израиль
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2005 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org