Еврейский Обозреватель
ГЛАВНАЯ
5/24
Март 2002
5762 Адар

МНЕ НУЖЕН КАЖДЫЙ. МНЕ ДОРОГ КАЖДЫЙ
СЕМЕН АВЕРБУХ
На главную страницу Распечатать

В книге «Очерки еврейского героизма» я опубликовал список «Сто великих евреев — от Моисея до авторов «Супермена», составленный в США, и «Сто знаменитых евреев — выходцев с Украины». Прочитав статью Виталия Нахмановича «Потерянная Тора» («Еврейский Обозреватель», № 12/13), я пришел к выводу, что, согласно его точке зрения, в этих списках лишь три настоящих еврея: Моисей, Баал Шем-Тов — основатель хасидизма и Менахем-Мендл Шнеерсон — Любавичский ребе. Даже Шолом-Алейхема, основываясь на суждениях Нахмановича, нельзя считать полноценным евреем.

Определяющим в этом вопросе, на мой взгляд, является этническая принадлежность человека и его признание себя евреем. На этой концепции зиждется израильский «Закон о возвращении», независимо от того, «потерял» человек Тору или нет.

Под понятием «секуляризация» имеется в виду освобождение от религиозного влияния в общественной и творческой деятельности. Иначе говоря — можно ли оставаться полноценным евреем, не посещая синагоги и не выполняя предписаний Талмуда? Ответ автора однозначный — нет!

Я не специалист в области иудаизма. Но не безразличен к судьбе своего народа, с которым себя отождествляю. А из таких, как я, состоит половина, если не больше, мирового еврейства. Мы считаем себя евреями, хотя в разной степени соблюдаем принятый в иудаизме ритуал.

Основные концептуальные установки Виталия Нахмановича перечислены в его статье «Исторические предпосылки и перспективы возрождения восточноевропейской общины» («ЕО» № 1, 2000). Привожу некоторые из них.

«Еврейские общины мира сейчас идут по разным мостам. Американская, выйдя из синагоги ортодоксальной или хасидской, проходит через синагогу реформистскую и направляется в сторону полной ассимиляции. С сохранением еврейской традиции в качестве декорации типа рождественской елки и сочувствия к Израилю, аналогичного тоске по русским березкам...»

— Что в этом плохого? Сэ ля ви!

«Община Израиля, вышедшая из социалистической утопии, успешно борется с попытками иудаизации самой себя, взяв курс на слияние сефардов, ашкеназов и фалашей в еврейскую нацию, по примеру французской».

— Что в этом плохого?

«Евреи — это в первую очередь народ, принявший Тору... Этим же обусловлены и все беды, обрушившиеся на них в качестве наказания за забвение Торы...»

Спрашиваю — и даже Холокост? Что это — воздаяние за грехи? В «бабьи яры» ушли не только секулярные евреи, но и раввины, преданные Торе. Полтора миллиона детей, которые не успели приобщиться к Торе.

«Народ, как человек, жив, поскольку в нем присутствует искра   Б-жия , т.е. душа»...

Во мне присутствует искра  Б-жья  принадлежности к народу Торы, хотя я читал ее как фольклор. Это же можно сказать о моих детях, большинстве родственников, друзей. Такова жизнь!

У Нахмановича — ученого, окончившего истфак МГУ в советское время, есть ряд высказываний, которые я категорически не принимаю. Но его тшува (возвращение к Торе) меня восхищает.

Приведем только три примера.

1. «Сознание секулированного человека, воспринимающего смерть как последнюю точку на жизненном пути личности, а не просто лишь как запятую на великом пути души от и к Вс-вышнему, не может смириться с этим историческим Феноменом». Это не исторический, а теологический Феномен. И я не могу смириться. Но могут арабы-камикадзе. Подрывая себя, они, оказывается, не ставят точку в своей жизни (согласно Корану), а через запятую досрочно отправляют на тот свет души невинных израильтян.

2. В качестве опровержения теории тотального прогресса Нахманович приводит заявление помощника президента США Кондолизы Райс о том, что «сохранение Договора по ПРО препятствует военно-техническому прогрессу», якобы это ее заявление в корне противоречит еврейскому принципу убывания знания, ибо «наибольшей полнотой знания обладало поколение, стоявшее у горы Синай в момент получения Торы...». Не комментирую!

3. Статья «Потерянная Тора» заканчивается словами: «Народ Израиля должен пройти в новую жизнь, в которой Вс-вышний вновь дарует нам Храм и пошлет Машиаха».

Комментарий: Раби Йосеф Телушкин в книге «Еврейский мир» пишет: «В концлагерях многие евреи пели «Ани маамин» (я верую), направляясь в газовые камеры». Телушкин описывает восстание против римлян во главе с предполагаемым Машиахом Бар-Кохбой. Результат был катастрофическим, евреи были разгромлены. Как автор исследований участия евреев в борьбе с нацизмом, скажу — надежда на  Б-жественное  спасение парализовала дух многих людей, которые могли бы влиться в ряды Сопротивления.

К истории вопроса. Основатель реконструктивного иудаизма Мордехай Каплан воспитывался как ортодоксальный еврей. Уже в зрелые годы он обнаружил, что отрицает некоторые традиционные догматы веры — трансцендентного личностного  Б-га , который вмешивается в ход истории и знает мысли каждого человека. Он верил в благочестие, которое живет в каждой человеческой душе. И воспринимал ритуалы не как  Б-жественные  заповеди, а как обычаи еврейского народа. В 1945 году он издал новый молитвенник, который ортодоксальные раввины сожгли и отлучили Каплана от синагоги.

Альберт Эйнштейн на вопрос, верит ли он в  Б-га , ответил: «Я верю в  Б-га  Спинозы (тоже был отлучен раввинами), который являет себя в гармонии всего сущего, но не в  Б-га , который возится с поступками людей...»

Каплан считал самонадеянной веру евреев в то, что  Б-г  выделил их из всех народов, возложив на них особую миссию. Несмотря на столь крамольное мировоззрение, он никогда не думал отказываться от своей национальности.

Основополагающим в реконструктивной идеологии стала убежденность в том, что иудаизм — это эволюционирующая религиозная цивилизация (выделено мной — С.А.), в которой свою роль играют и религиозные учения, и соблюдение ритуалов, и народность, и культура.

Каплан был основателем еврейских общинных центров и движения хеврот — небольших еврейских групп, объединяющих людей для совместной учебы, выполнения ритуалов и для взаимопомощи. Общинные центры такого рода распространены сегодня во всем мире. В Украине их больше 20, например, «Мишпаха», «Подсолнух».

Выделив слова Каплана об иудаизме, как эволюционизирующем учении, я хотел бы обратиться к ситуации, которая сложилась в другой религии — Исламе. Газета «Известия» (18 декабря 2001 года) поместила интервью с Джавидом Табатаем — выходцем из семьи тебризского богослова. Он получил классическое исламское образование в медресе, затем учился в Тегеранском университете, в Сорбонне, получил степень доктора наук. Вынужден был бежать из Ирака, т.к. его взгляды на ислам были крамольными с точки зрения фундаменталистов.

На вопрос о причинах исламского терроризма он ответил, что мусульмане все меньше способны выражать себя в понятиях современного мира. Ислам не предпринимает попыток дать ответы на вопросы, которые ставит прогресс общества. Традиционализм в исламе привел к прекращению его эволюции. Тоталитарные тенденции связаны именно с идеологическим прочтением ислама. Статья называлась: «Ислам перестает быть религией».

Не перестает ли быть религией иудаизм? Ортодоксальный иудаизм консервативен и не способен выражать себя в понятиях современного мира. Он категорически не воспринимает изменения в мировоззрении евреев в Израиле и в диаспоре.

Изи Либлер — вице-президент Всемирного Еврейского Конгресса — издал в свое время брошюру «Еврейский религиозный экстремизм — угроза будущему еврейского народа».

«Ортодоксальный иудаизм не представляет собой монолитного целого. И никогда не представлял», — отмечает Либлер. Термин «ортодоксальный иудаизм» возник только во времена гаскалы — еврейского просветительского движения XIX века. Либлер оценивает ортодоксальное возрождение как позитивное явление в иудаизме. «...Нынешний рост и развитие ортодоксии с ужасающими потерями в рядах неортодоксального мирового еврейства... ассимиляция, смешанные браки, отсутствие еврейского воспитания ставят под вопрос само существование еврейского народа. На этом фоне возрождение иудаизма Торы, несомненно, имеет критическое значение для еврейского выживания... Главная особенность экстремистских элементов состоит в том, что они отвергают легитимность всякого иного мнения, кроме своего».

Фундаментализм в иудаизме весьма опасен. Его сторонники не признают каких-либо отклонений от канона и этим отдаляют от себя лояльных к иудаизму евреев.

В Израиле религиозные партии при выборах в Кнессет завоевывают, как правило, от 12 до 18 мест из 120, тем не менее, это дает им огромную власть при формировании правительства и бюджета.

«В иешивах сейчас учится больше студентов, чем когда-либо за всю историю еврейского народа», — пишет Либлер. Все это содержится за счет налогоплательщика. А ведь учащиеся таких школ не производят ни нового знания, они не служат в армии, не работают.

Виктор Браиловский — профессор, блестящий математик, депутат Кнессета — отмечает, что молодые люди, работающие в хай-тек и составляющие экономическую элиту Израиля, в большинстве своем нерелигиозны. А ведь именно они, имея высокие заработки, платят львиную долю налогов, на которые содержится сеть иешив, многодетные религиозные семьи...

Владимир Познер, известный тележурналист, посетив Израиль, писал: «Поразило то, что народ, на себе познавший всю пагубность расовых и религиозных предрассудков, сам пронизан ими насквозь, разделен на касты «настоящих» и «второстепенных», «истинных» и «недостойных» («Еврейские вести», № 23–24, 2001).

Проблема секуляризованного за многие годы рассеяния и ассимиляции народа — животрепещущая. В Израиле, например, был проведен круглый стол «Тора и ментальность ученого» — о проблемах возвращения к религии евреев, воспитанных вне религиозной традиции. Участниками были весьма авторитетные ученые, защитившие кандидатские и докторские диссертации в России.

Мне близко высказывание Майи Каганской (окончила филфак Киевского государственного университета). «Мы можем говорить о еврейской культуре только в расширенном антропологическом смысле. О культуре еврейской в европейском смысле слова не приходится говорить: музыки — нет, живописи — не было. Философии свободной нет. Спиноза же не еврейский философ, с вашей точки зрения (адресуется ортодоксальному большинству в дискуссии). То, что называется «путь человека в культуре», путь, который дает возможность человеку реализовать и проявить то, что ему онтологически свойственно, — изображать, рисовать, лепить, сочинять музыку, петь, играть в театре, плясать — у евреев этого не было, это греческие штучки. Для человека, у которого это действительно судьба, и его образ, и его путь — другого пути, кроме христианства, нет, и это естественно».

И далее: «Я не собираюсь возвращаться к религии. При всем этом я чувствую себя еврейкой и ощущаю причастность к судьбе своего народа».

Для Бориса Пастернака, Исаака Левитана, Айзека Азимова, Исаака Бабеля, портреты которых Виталий Нахманович поместил в свою статью, и большинства из тысяч знаменитых евреев, которые включены в российскую еврейскую энциклопедию, секулярное творчество — это судьба. Еврейский народ гордится причастностью к этим талантливым личностям. Народ с Торой, но без этих имен, изменивших мировую цивилизацию, неполноценен. Мы их не можем вычеркнуть, убрать, как талибы, разрушившие тысячелетний памятник Будде.

Михаил Членов — лидер российского Ваада — писал: «Еврейство вступает в XXI век гораздо более разрозненным, чем сто лет назад. Сегодня в еврейской жизни нет темы, которая заставила бы объединиться представителей противоборствующих частей еврейства».

Я думаю, что такой темой — девизом, национальной идеей могли бы стать слова: «Мне нужен каждый. Мне дорог каждый».

P.S. «Мне нужен каждый. Мне дорог каждый» — строка из поэмы Семена Кирсанова (еврея) «Семь дней недели». Я как-то спросил ребе Якова Блайха, откуда это выражение, и он сослался на Талмуд.

В начало страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2002 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Новости ФК Арсенал: На Бендтнера претендуют три клуба.