Еврейский Обозреватель
ГЛАВНАЯ
13/16
Ноябрь 2001
5762 Хешван

ПОТЕРЯННАЯ ТОРА (Часть 2)
ВОЗМОЖНА ЛИ СЕКУЛЯРНАЯ ЕВРЕЙСКАЯ КУЛЬТУРА?
ВИТАЛИЙ НАХМАНОВИЧ
На главную страницу Распечатать

Начало в № 12 (15)

Для того чтобы все же попытаться ответить на вынесенный в заглавие вопрос, надо дать некие общие критерии национальной (народной, этнической) культуры и попробовать приложить их к культуре еврейской.

Что же является таким единым знаменателем?

Этническая принадлежность автора? Но гордостью русской культуры являются эфиоп Пушкин, шотландец Лермонтов, украинец Гоголь, француз Бенуа. И, безусловно, к ней, а не к еврейской культуре принадлежат Левитан и Пастернак.

В данном случае общим является скорее понятие «национальности» в западном смысле «гражданства», «подданства». Но ведь никто всерьез не возьмется утверждать, что культуры бедуинов или друзов, будь они хоть трижды израильтяне, являются частью еврейской культуры. И в той же Российской империи наряду с русской существовали культуры национальные, причем зачастую в жестоком с ней антагонизме.

Язык? Этот критерий тоже хорош только до поры до времени. Частью какой культуры является римский император Марк Аврелий, писавший на греческом, или итальянский философ Джордано Бруно, писавший на латыни? А ведь евреи писали на многих языках, в том числе на арамейском, греческом, арабском, т.е., безусловно, на языках нееврейских.

Тематика? Но является ли частью еврейской культуры еврей Матфей и русский Булгаков, описывающие деяния и смерть еврея Иисуса в Иудее среди евреев? Наверное, нет.

Точно так же, как ни странно, являются элементами еврейской культуры писавший по-русски о гражданской войне в России Исаак Бабель и даже православный священник, историк и мученик отец Александр Мень.

Ничто не помогает. Ни гражданство, ни подданство, ни страна проживания, ни этническая принадлежность, ни язык, ни сюжет, — ничто не является тем универсальным фактором, безусловно, определяющим принадлежность автора к той или иной культуре, особенно к культуре еврейской. Любая попытка формализации по одному или даже по всем этим признакам неизбежно рано или поздно приведет к абсурду.

При этом ведь на практике никто обычно не затрудняется определить культурную принадлежность того или иного явления. Потому что за каждым из них явственно стоит дух создавшего его народа, тот дух, который Лев Гумилев в отчаянной попытке остаться на почве материализма окрестил «пассионарностью». Тот дух, который на самом деле есть не что иное, как сила   Б-жественной  воли и свет  Б-жественного  откровения, дающие жизнь каждому народу, но лишь еврейскому дарованные открыто.

Короче, мы пришли к выводу, что светской, секулярной еврейской культуры нет, не было и быть не может. Теперь нам предстоит ответить на следующие вопросы: откуда она (светская еврейская культуры) все-таки взялась, зачем она нужна и что с ней будет?

Итак, по очереди. Я полагаю, что, как таковая, секулярная еврейская культура (вернее, то, что мы пытаемся представить как таковую) есть на самом деле некий фантом, объединяющий совершенно разнородные явления, относительно случайно совпавшие во времени и, иногда, в пространстве. Более того, критерии, по которым то или иное произведение относится к этой категории, абсолютно неустойчивы и не являются едиными для различных исследователей.

Во-первых, сюда относятся все литературные произведения, написанные на еврейских (идиш, иврит) языках.

Во-вторых, есть тенденция причислять к ней все, созданное евреями, причем евреями по этнической принадлежности. Это значит, что такие классификаторы игнорируют стремление самого автора уйти от еврейства (креститься — в дореволюционной России, обзавестись «русской» записью в паспорте — в советское время).

Почему это происходит? Потому что культуры других народов сегодня имеют достаточно жесткую внешнюю привязку к языку и/или территории (не обязательно государству). Потеря этих связей в большинстве случаев ведет к потере связи автора с соответствующей культурой. Если, конечно, автор не еврей. Никому не придет в голову назвать американского фантаста Роджера Желязны чешским писателем. Но очень часто другого американского фантаста Айзека Азимова пытаются приплести к еврейской литературе.

Что это? Подсознательное ощущение мистического всееврейского единства или жалкие попытки найти некие «ощутимые» материальные символы еврейства. По этому пути пошли в свое время создатели Нюрнбергских законов. Его же избрали и авторы Закона о возвращении, испытывавшие очевидный кризис идентичности.

Надо помнить и о том, чем был ХХ век для еврейской культуры, для еврейского народа. До 30-х годов завершалась жизнь старого штетла, мира Торы по преимуществу. Это значит, что созданная там культура была традиционной, но тоже попала в категорию еврейской культуры ХХ века, усугубляя общую путаницу.

Итак, в «сухом остатке». Есть «широкая» тенденция понимать под еврейской культурой все, что создано этническими евреями. С чрезвычайно широким (далеко не галахическим) пониманием, кто есть еврей.

Гораздо хуже с узкими трактовками. Как только исследователь признает, что не все, что делается евреями, принадлежит к еврейской культуре, он становится в тупик, из которого нет рационального (а иного позитивистское мировосприятие не признает) выхода. Столь сомнительная исходная ситуация делает не менее неопределенной дальнейшую перспективу. С учетом темпов ассимиляции в Америке и других западных общинах понятие «этнический еврей» и «еврейская культура» будут расходиться все больше.

Далее. Если до сих пор еврейскими языками кроме иврита признаются только «исторические» языки: идиш, ладино, то, очевидно, что литература на последних будет естественным образом сокращаться как шагреневая кожа.

При этом сегодня в мире сложилась новая ситуация, при которой «еврейскими» же языками становятся русский и английский. Можно доказать, что русский язык евреев бывшего СССР превращается в «еврейский», обогащаясь многочисленными заимствованиями из языка Торы, иврита и идиша (процесс, аналогичный формированию идиша на немецкой основе). Но признание русского и английского языков еврейскими есть акт не только культурно-исторический, но и политический, причем чреватый неоднозначными последствиями. Впрочем, в нашем случае он лишь усложнит ситуацию, поскольку умножит число произведений, подпадающих под формальную «еврейскую» категорию, но не соответствующих ей по сути.

Этническая принадлежность не в большей мере служит решению нашей задачи. Во-первых, очевидно, что особенно в условиях западных «политических наций» этническая (точнее, этноконфессиональная) принадлежность все более становится вторичной, скорее демонстративной, нежели актуальной.

Кроме того, еврейская этничность в отличие от остальных весьма «изобретательна».

Если для большинства людей национальность бабушки (не говоря уже о более далеких предках) может быть интересной исключительно в генеалогических целях, то для еврея обратиться к своим корням в третьем поколении — нормальная ситуация, причем «материально» (в виде возможности эмигрировать) стимулируемая.

С тем же успехом евреи умудрялись забывать национальность отца или даже становиться «русскими» благодаря единственному дедушке.

Таким образом, существование в будущем еврейской культуры, определяемой по формальным (не содержательным) признакам, представляется крайне маловероятным. Во всяком случае, чем дальше, тем попытки ее классификации будут вызывать все больше проблем.

Главный вывод: как только мы пытаемся определить еврейскую культуру как культуру светскую (или, как минимум, безразличную к религии), мы теряем сам предмет исследования. То есть такая попытка оказывается несостоятельной, в первую очередь, с позитивистской точки зрения.

Что же это за феномен такой — еврейская культура ХХ века?

Культура, отчаянно стремящаяся оторваться от своих корней, культура народа, безуспешно стремящегося перестать быть самим собой и, если не исчезнуть в единой «семье народов» (будь-то советской или американской), то хотя бы мимикрировать, стать «как все», подстроиться под «общечеловеческие ценности».

В Книге Юбилеев сказано:

... «Вашему семени Я дам землю, текущую молоком и медом. И они будут есть, и насыщаться, и уклоняться к чужим богам, как к тем, которые их не спасли от всей их тяготы. ...они будут забывать Мои заповеди, все, что Я заповедаю им, и пойдут вослед язычников и за их нечистотою и мерзостию, и будут служить их богам, и эти (боги) сделаются для них претыканием в бедствие и страдание и сетью. И многие погибнут, и будут пленены, и впадут в руки врага, так как они забудут Мои постановления, и Мои заповеди, и Мои праздники, Мой завет, и Мои субботы, и Мою святыню, которую Я освящу Себе между ними, и Мою скинию, и Мое святилище, которое Я освящу Себе в стране, чтобы положить на нем Свое имя, дабы оно обитало там. И они будут делать себе изображения из камня и из дерева, и будут преклоняться пред ними, чтобы впадать в грехи, и будут приносить своих сыновей в жертву демонам и предаваться всем делам заблуждения своего сердца. И Я буду посылать к ним свидетелей, чтобы дать им свидетельство, но они не послушают их и будут убивать Моих свидетелей; и также тех, которые следуют закону, они будут убивать и преследовать, и отвергнут его (закон) совершенно, и начнут делать то, что есть зло пред Моими очами. Тогда Я сокрою Свое лице от них, и предам их язычникам в пленение, и в узы, и на истребление, и изгоню их из земли (Ханаанской), и рассею между язычниками. И они забудут весь Мой закон, и все Мои заповеди, и всю Мою правду, и не будут более хранить ни новолуния, ни субботы, и никакого праздника и юбилейного года, и никакого установления. После сего они опять обратятся ко Мне из среды язычников всем сердцем, и всею душою, и всеми своими силами. И Я соберу их всех из среды язычников; и они опять будут искать Меня, чтобы Я явил им Себя. Когда же они будут искать Меня всем сердцем и всею душою, Я открою им великий мир с правдою и восставлю их как растение праведности от всего Моего сердца и от всей души; и они будут во благословение, а не в проклятие и сделаются главою, а не хвостом. И я воссоздам Мое святилище между ними, и буду обитать с ними, и буду их Богом, и они будут Моим народом в истину и в правду; и Я не оставлю их, не отрекусь от них, ибо Я Господь, Бог их» (Юб., 1).

Нет и не может быть секулярной еврейской культуры. Есть только бесконечная любовь Вс-вышнего к своему избранному народу, благодаря которой живет Кнессет Исраэль, Душа Израиля — то трансцендентное единство, которое стоит на самом деле за калейдоскопом языков, этносов и земель, по которому разбросан еврейский народ. Только терпение Вс-вышнего до сих пор обеспечивает существование «жестоковыйного» народа, раз за разом отвергающего его Закон.

Поэтому тщетно будем мы пытаться дать научное определение исследуемому понятию. Еврейская культура ХХ века есть не более чем призрачный мост, по которому Народ Израиля должен перейти в новую жизнь, в которой Вс-вышний вновь дарует нам Храм и пошлет Машиаха, дабы утвердить свой Завет с сынами Авраама, Исаака и Иакова.

В начало страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Недорогой конвейер крутонаклонный имеет ленту, обеспечивающей транспортировку грузов.